Patrick Collinson
суббота, 19 ноября 2016

Игра на понижение: очередной финансовый кризис на подходе?

Стив Эйзман, предвидевший последний кризис, стал прототипом персонажа оскароносного фильма. Сейчас он считает, что банки Европы, особенно Италии, находятся под угрозой.

В оскароносном The Big Short (Игра на понижение), Стив Карелл играет раздраженного аутсайдера с Уолл Стрит, который предсказывает (и получает большую прибыль благодаря этому) большой финансовый кризис 2007-2008 годов. Он видит, что второстепенные ипотечные долги с рейтингом ААА в действительности являются нежелательными - и ставит миллиарды против того, что банки удержат их.

В реальной жизни прототип персонажа, Крис Эйзман, всё ещё работает на Уолл-стрит, и по-прежнему избавляется от акций, которые, по его мнению, должны резко упасть. И хотя он скрывает, какие именно из них (если только вы не передадите ему $1 млн. в управление), очевидно, что он его главный вывод: банки континентальной Европы, и особенно Италии, вероятно в самом худшем положении.

Почему Италия? Потому что, как он говорит, банки этой страны набиты "неработающими кредитами" (NPL). Это жаргонное выражение означает, что кредиты раздают компаниям и домашним хозяйствам в ситуации, когда заемщики просрочили погашение или почти вообще не платят. Но итальянские банки не списали эти кредиты как "несработавший боезапас", - говорит он. Вместо этого, миллиарды по-прежнему числятся в учете в размере от 45% до 50% от их первоначальной стоимости.

Большой проблемой, по словам Эйзмана, является то, что они даже близко не соответствуют номинальной стоимости, по которой учитываются.

Стив Карелл играет Стив Эйзмана в The Big Short Стив Карелл играет Стив Эйзмана в The Big Short

В фильме The Big Short, Эйзман направляет своих сотрудников во Флориду, чтобы поговорить с владельцами вновь построенных домов, которые под завязку упакованы "обеспеченными ипотечными ценными бумагами", которые инвестиционные банки учитывают с рейтингом ААА.

Они обнаруживают там стриптизерш, не имеющих почти никакого дохода, с ипотечными кредитами на множество домов. Ипотека была оформлена идеально одетыми брокерами, которые знали, что кредиты не будут погашены, и их это не заботило. Осматривая жилые комплексы, находящиеся под залогами, они видят халатность и много случаев потери права выкупа заложенного имущества.

Испытывая негодование по отношению к банкам, и используя инвестиционную проницательность, Эйзман и его коллеги купили столько "свопов", сколько было возможно, чтобы получить прибыль от неизбежного краха ипотечных ценных бумаг, получив в итоге прибыль в размере $1 млрд.

На этот раз, Эйзману не нужно ехать во Флориду, потому что, по его словам, доказательства налицо. Когда финансисты рассматривают выкуп проблемных кредитов из итальянских банков, они оценивают кредиты по их реальной стоимости. Другими словами, их интересует, сколько владельцев действительно способны погасить задолженность, и сколько денег будет фактически возвращено. Они выясняют, что эти проблемные кредиты должны оцениваться по справедливой цене в 20% от их первоначальной цены. Проблема в том, что если итальянские банки признают свои кредиты по их истинной стоимости, то аннулируют свой капитал, и немедленно прогорят.

"Европа обманута. И эти ребята продолжают её обсчитывать", - говорит Эйзман, - "В итальянской системе, банки заявляют, что они стоят 45-50 центов за доллар. Но реальная цена покупки составляет 20 центов. Если же они снизят цену, то окажутся несостоятельными".

Эйзман старается не называть конкретные итальянские банки. Его опасения по поводу неплатежеспособности системы, отягощенной по разным оценкам € 360 млрд. плохих долгов, - не новы. По официальным "стресс-тестам" 51 основного европейского банка, проведенным в июле EBA (European Banking Authority), третий по величине банк Италии, Banca Monte dei Paschi di Siena, оказался самым слабым. Банк получил финансовую помощь и успокаивающие слова от министра финансов Италии, который сказал, что не было никакого общего кризиса в банковской системе. Но цена акций МРРS до сих пор составляет всего 25 центов, и снизилась на более чем 90% за 2 года.

Следует ли волноваться акционерам британских банков и владельцам британских банковских счетов? "Меня не очень беспокоят о банки Англии", - говорит Эйзман, - "Они находятся в лучшей форме, чем большинство банков в Европе".

Когда речь заходит о США, Эйзман возмущается: "Я думаю, что регулирующие органы делали ужасающую, просто ужасающую работу до кризиса. Но сейчас, находясь под надзором ФРС, банки чрезвычайно снизили долю долгового финансирования и избавились от значительных рисков. Субстандартных ипотек больше ... Европейские же регуляторы были гораздо более мягким, чем регуляторы США".

Стив Эйзман: 'Меня не очень беспокоят о банки Англии. Они находятся в лучшей форме, чем большинство банков в Европе' Стив Эйзман: 'Меня не очень беспокоят о банки Англии. Они находятся в лучшей форме, чем большинство банков в Европе'.

Эйзман высказал мнение, что американские банки были довольно скучны, как объект для инвестиций. Но с победой Дональда Трампа ситуация изменилась: "У меня есть чувство, что можно ожидать смягчение правил в Министерстве Труда США. И, кроме того, нормативно-правовая база в настоящее время изменилась в пользу банков".

Победа Трампа привела рынки облигаций в беспорядок - доходность по государственным облигациям резко возрастает. Хотя это звучит хорошо для вкладчиков (процентные ставки могут возрасти), - это плохая новость для держателей государственных облигаций, которые падают в цене, когда доходность повышается. Эйзман видит в этом еще одну большую проблему для европейских банков, которые держат огромное количество «суверенных облигаций».

"Очень негативно то, что в каждой стране Европы, крупнейшими владельцами суверенных облигаций этой страны являются банки этой страны", - говорит он. Поскольку стоимость этих облигаций падает, капитальная база банков ухудшается.

Он не разделяет оптимизма насчёт Deutsche Bank после победы Трампа. Проблемный Deutsche Bank, который оштрафовали в США на $ 14 млрд. за неправильную сделку по закладным, долгое время был одним из крупнейших кредиторов бизнес-империи Трампа. В течение трех дней после победы Трампа, акции Deutsche Bank, одного из наиболее системно значимых банков Европы, подскочили на одну пятую с € 12,90 до € 15,30, так как трейдеры сделали ставку на то, что Трамп будет снисходителен к этому штрафу.

Но Эйзман не покупает его акции. По его расчетам, Deutsche Bank фундаментально менее прибыльный, чем его конкуренты, и в основном полагается на финансовый рычаг, чтобы увеличить прибыль. Его анализ показывает, что Deutsche Bank будет бороться, чтобы вернуться к своей прежней рентабельности.

Критики отмечают один положительный момент для Banca Monte dei Paschi di Siena и Deutsche Bank - цена их акций уже резко упала, и все плохие новости уже заложены в текущую цену. Но мы не знаем наверняка, являются ли они целями Эйзмана.

Эйзман в настоящее время эффективно работает со своим собственным "бутиком" услуг в рамках более крупной фирмы Wall Street, - Neuberger Berman. Его счет "Eisman Long / Short SMA" открыт для состоятельных инвесторов, а в январе он будет в Лондоне, что также вызывает интерес среди инвесторов.

Но не всё, к чему Эйзман прикасается, превращается в золото. Он отказывается говорить, сколько он заработал во время финансового кризиса, когда он был менеджером фондов в FrontPoint Financial Services. Считается, что $1 млрд. Но также известно, что в 2010 году FrontPoint столкнулся с проблемой после того, как один из его менеджеров признал себя виновным в инсайдерской торговле и получил пятилетний тюремный срок.

Эйзман позже создал хедж-фонд, Emrys Partners, где собрал около $200 млн. от инвесторов, но его доходы были относительно будничными по сравнению с периодом финансового кризиса, и составили 3,6% в 2012 году и 10,8% в 2013 г., в соответствии с Wall Street Journal.

Считает ли он, что фильм точно изображал то, что происходило? Он посещал съемки, и давал Карелл и другим актерам (Брэд Питт и Кристиан Бейл также играли главные роли) советы.

"Когда я увидел фильм, я думал, что это здорово, и что Стив Карелл был замечателен. Но я подумал: эй, я не был таким сердитым. После кризиса я давал интервью Федеральной кризисной комиссии по расследованию, и я увидел стенограмму позже. Прочитав ее, я понял, что "да", я действительно был зол, что ... но Федеральная резервная система с тех пор проделала очень хорошую работу".

Другие новости по этой теме:
Растущая инфляция, падение уровня жизни и доходов вызывают растущую тревогу в обществе, согласно данным опроса.
Инфляция в Великобритании: четверо из пяти работников опасаются падения уровня жизни
Банкиры предупреждают, что заемщики с высоким уровнем риска представляют опасность для стабильности на мировых финансовых рынках.
Центральные банки бьют тревогу в связи с резким ростом объемов кредитования
Скандал вокруг Libor: тучи сгущаются над лондонским City
С высокомерным пренебрежением к правилам, трейдеры вступили в сговор в течение многих лет фальсифицировали Libor, ставку кредитования банков. Но после скандала, регуляторы вышли на их след.
Скандал вокруг Libor: как банкиры определяли самую важную ставку в мире
Протестующие проходят мимо плаката, изображающие Ренци во время демонстрации в Риме в преддверии референдума.
Итальянцы будут голосовать в воскресенье на референдуме, который определит судьбу Ренци как премьер-министра. Почему это событие беспокоит рынки?
Итальянский референдум: ответы на большие экономические вопросы