воскресенье, 13 ноября 2016

У Дональда Трампа много экономических целей, по которым он может ударить, прежде чем попадёт в Великобританию

Протекционистская политика нового президента нацелена, прежде всего, на торговые сделки

Дональд Трамп вызвал недовольство, пробежавшее волной по Америке, но в итоге выиграл.

Политический аутсайдер вызвал насмешки, когда объявил о своих претензиях на пост президента США. Но протекционистская, анти-иммиграционная предвыборная кампания Трампа, его заверения в том, что он станет "величайшим президентом, создающим рабочие места, которого когда-либо создал Бог", сделали своё дело.

Ничто не остановило Трампа, ни его открытая ксенофобия, ни обвинения в неуплате налогов, ни скандал с сексуальным домогательством. Таким образом, по крайней мере, на следующие четыре года, бывшая звезда реалити-шоу сменит Башню Трампа в Манхэттене на Белый дом.

Трамп заставил инвесторов ломать голову над тем, в каком направлении он будет действовать. Трамп заставил инвесторов ломать голову над тем, в каком направлении он будет действовать.

В год, когда Великобритания проголосовала за выход из ЕС, триумф Трампа над Клинтон стал еще одним результатом, который эксперты и социологи не смогли предсказать. На финансовых рынках первоначальный шок уступил место периоду гадания на кофейной гуще.

Инвесторам теперь предстоит ломать голову над тем, что он будет делать дальше. Какие из его самых диковинных намерений станут реальностью? Появится ли стена вдоль границы с Мексикой? Депортирует ли он на самом деле миллионы иммигрантов?

Для того, чтобы почувствовать вкус неопределенности, достаточно просто посмотреть на фондовые рынки, которые судорожно пытались найти верное направление, когда была объявлена победа Трампа. Экономические прогнозисты терялись в догадках о том, будет ли его влияние на рост положительным или отрицательным.

Склонный к большим расходам и сокращению налогов, президент вполне может поднять ВВП. Но всё также может пойти и по другому пути, если Трамп последует собственной анти-торговой позиции и новые тарифы увеличат затраты предприятий и потребителей.

В ходе предвыборной кампании Трампа, торговля была центральной темой. Он играл на растущем гневе среди избирателей, которые считают, что убытки от глобализации были неравномерно распределены. Тем, у кого сократились доходы или бывшие рабочие места оказались за границей, эра свободной торговли нанесла больше вреда, чем пользы.

Кажется, теперь почти нет сомнение, что президентство Трампа будет тормозить процесс либерализации торговли. Он хочет пересмотреть, или, возможно, вообще расторгнуть соглашение Североамериканской зоне свободной торговле (НАФТА), которое снижает торговые барьеры между США, Канадой и Мексикой.

Другие соглашения, оказавшиеся под сомнением, - Транстихоокеанское партнерство (TPP), между 12 странами Тихоокеанского региона, за исключением Китая, и а также предложенное соглашение между США и Европой, известное как Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнёрство (TTIP).

В отношении НАФТА, у Трампа на руках все козыри. Мексика нуждается в США больше, чем США нуждается в Мексике. Но когда речь идет об обещаниях Трампа обуздать торговлю с Китаем, преимущества США уже не так очевидны. Мало того, что Китай является одной из крупнейших экономик в мире, он также крупнейший держатель долга США. Любая попытка запугивать Китай вполне может иметь негативные последствия для Трампа. Время покажет, рискнет ли магнат торговой войной с Китаем.

Также трудно предсказать, что всё это означает для Великобритании, поскольку она переживает свой собственный переворот и потенциально отрывается от рынка в 500 миллионов человек. При Трампе, Великобритания находится уже не в нижней части списка торговых соглашений, о чем грозил Обама, во время кампании по референдуму Brexit.

Будучи кандидатом в президенты, Трамп говорил о своей любви к Британии, так что, возможно, он мог бы пойти на особое торговое соглашение между США и Великобританией. Но Терезе ​​Мэй и ее министру торговли Лиам Фокс (сторонник Brexit) придется признать, что у США значительно больше влияния в любых таких переговорах.

Тем не менее, так же вероятно, что торговые соглашения любого рода не будут приоритетом для президента, который проводя предвыборную кампанию, обещал возвести стены. Великобритания не может быть в конце очереди, но она также не будет включена в верхнюю часть списка текущих дел Трампа.

Поскольку мы уже шагнули в новую эру, те, кто искал власти на платформе протекционизма, должны надеяться, что их политика в конечном итоге не нанесет еще больше вреда.

Marks & Spencer должны изменить подход к одежде

Все, что происходит сейчас с Marks & Spencer, 132-летним брендом розничной торговли, более драматично, чем у сверстников этой компании. Как и следовало ожидать, новость прошлой недели о том, что M & S планирует закрыть 30 магазинов в Великобритании и конвертировать 45 других в продуктовые супермаркеты, наделало много шума. Магазины ритейлера являются краеугольным камнем торговли одеждой в больших и малых городах по всей стране, и в течение многих лет, так что какие-либо изменения заметили бы местные жители.

Закрытие торговых точек является признанием поражения: M & S не может сделать свою одежду достаточно популярной, чтобы покрыть стоимость тех торговых площадей, которые отведены под его продажи по всей стране. Само по себе закрытие также дорогостоящий приём: это будет стоить M & S 150 млн. фунтов, чтобы сменить направление деятельности своих британских магазинов в течение следующих трех лет, и еще £ 200 млн., чтобы закрыть свои неконкурентные магазины за границей.

Тем не менее, это был правильный ход со стороны Стива Роу, исполнительного директора M & S. Во всяком случае, он должен был поступить радикально. В мире онлайн-торговли, где интернет-магазин marksandspencer.com является самым крупным магазином компании, было бы глупо придерживаться бизнес-модели предыдущего поколения для розничной торговли.

У M & S значительно больше магазинов, чем у конкурентов John Lewis и Debenhams. Также, более крупные конкуренты, как и M & S, избавляются от собственного бренда одежды, как Zara и H & M. Одна из причин того, что ассортимент одежды M & S может выглядеть безвкусным, в том, что под это направление у него выделено много пустующих торговых площадей.

В отличии от одежды, гастрономическое направление M & S четко позиционируется как элитарное. В это Рождество семьи будут стекаться в M & S на праздничные распродажи. Пока Tesco, Asda, Sainsbury`s, Morrisons и Waitrose резко сокращают инвестиции, M & S имеет отличную возможность их расширить.

С учетом всего вышесказанного, M & S не следует полностью отодвигать свое направление одежды на задний план. Сокращение торгового пространства под одежду даёт компании возможность переосмыслить свой подход к моде. Роу должен, безусловно, следовать примеру успеха своего продовольственного бизнеса и сделать одежду M & S более желанной.

Год переворотов

У Филиппа Грина, Майка Эшли и Дональда Трампа есть больше общего, чем их формы тела и размер богатства. Победа Трампа вызвала тревогу того, что в сочетании с Brexit, она предлагает Западу повернулся спиной к торговле.

Скандалы с участием BHS и Sports Direct подчеркивают актуальность вопросов выгоды от беспошлинного импорта и экспорта.

В то время как лидеры бизнеса, такие как Грин и Эшли, переобулись и расширили свои империи, их работники, которые привели магазины к успеху, не стали богаче.

Грин и Эшли являются миллиардерами, но 11 000 рабочих BHS потеряли свои рабочие места и частично пенсии, в то время как сотрудники Sports Direct остались нулевыми трудовыми контрактами (договор с нулевым временем, по которому работодатель не гарантирует работнику ежедневную занятость и оплачивает только фактически отработанные часы).

Тем, кто воспользовался преимуществами, которые открывает глобализация и свободные рынки, предстоит еще за многое ответить уже 2016 году.

Другие новости по этой теме:
Центр управления Норад (гора Шайенн) около Колорадо-Спрингс.
Новая ядерная программа более агрессивна, чем в эпоху Обамы. Критики связывают разработку нового оружия с «опасной идеологией холодной войны».
США ослабляет ограничения на ядерное оружие и начинает разработку более «практичных» боеголовок
Парламентарии утверждают, что большинство попыток были непреднамеренными.
Официальные данные показывают 160 запросов в день с компьютеров, используемых депутатами, коллегами и сотрудниками в период с июня по октябрь 2017 года.
Британский парламент сообщает о 24000 попытках доступа к порносайтам после всеобщих выборов
Франция готовится к грандиозной приватизации
Макрон планирует ускорить продажу государственных холдингов для финансирования амбициозных проектов.
Франция готовится к грандиозной приватизации
Сомнительно, что президенту Трампу будет предложено посетить свадьбу первой американки, которая присоединится к королевской семье.
Когда Меган Маркл выйдет замуж за принца Гарри, она станет первой американкой, которая присоединится к королевской семье. Формирование такого исторического трансатлантического союза было бы, на первый взгляд, подходящим поводом для участия в церемонии президента США.
Пригласят ли Дональда Трампа на свадьбу принца Гарри и Меган Маркл?
Офис Google в Сент-Панкрасе, Лондон.
Филип Хэммонд планирует получить в бюджет 200 млн. фунтов в год с помощью налоговых мер, направленных на компьютерных гигантов, которые выводят прибыль через страны с низким уровнем налогов.
«Налог на Google» заставит крупные интернет-компании сократить свое присутствие в Британии
Замок Drumlanrig в Шотландии
После того, как демократия отвернулась, наконец, от наследственных лордов, они нашли новые средства для защиты своих экстравагантных богатств. Несмотря на популярные истории о благородной бедности и потере родовых домов их личное богатство и влияние остаются феноменальными.
Как британская аристократия сохранила свою власть