Financial Times
пятница, 22 декабря 2017

Как центральные банки повлияли на финансовые рынки в 2017 году

Как инвесторы отреагировали на выступления руководителей центробанков - Драги, Йеллен и Чжоу.

В 2017 году центральные банкиры в основном сосредоточились на отступлении от количественного смягчения В 2017 году центральные банкиры в основном сосредоточились на отступлении от количественного смягчения

Тщательно подобранные слова руководителей центральных банков оказывают длительное воздействие на финансовые рынки. Это влияние также усиливается программами стимулирования.

В разные моменты в течение 2017 года слова представителей ведущих центральных банков вызвали значительную реакцию и подчеркнули сложные отношения между хранителями денежно-кредитной политики и игроками глобальных рынков.

Народный банк Китая

Хайман Мински - американский экономист, который стал известен благодаря своей теории о том, как чрезмерный рост долга или кредита приводит к риску внезапного обвала цен на активы.

В октябре Чжоу Сяочуань, руководитель Народного банка Китая, ошеломил многих, выразив обеспокоенность насчет того, что долг корпораций и домохозяйств растет слишком быстро.

Выступая в кулуарах съезда Коммунистической партии в Пекине, Чжоу, которому вскоре предстояло занять пост управляющего PBoC, сказал:

«Если мы слишком оптимистичны, когда ситуация идет гладко, напряженность нарастает, что может привести к резкой коррекции, которую мы называем "моментом Мински". Это то, чего мы должны особенно остерегаться».

PBoC активно стремился использовать безнадежный теневой банковский сектор страны, который помог экономике в последние годы.

ФРС США

Низкая инфляция - это загадка, говорит Йеллен.

Отсутствие инфляционного давления во время низкой безработицы озадачило и обеспокоило центральных банкиров в этом году.

Целевой показатель инфляции ФРС в 2 процента не был достигнут в течение прошедшей половины десятилетия, между тем предпочтительный показатель инфляции центрального банка - 1,6. Рост заработной платы также отстает и в настоящее время колеблется на уровне 2,5% в год.

После сентябрьского заседания центрального банка, председатель Федеральной резервной системы Джанет Йеллен сказала, что были законные причины того, почему инфляция не достигла целевого показателя. К ним относятся резервные мощности на рынке рабочих мест после рецессии, падение цен на энергоносители и укрепление курса доллара.

«В этом году показатель инфляции ниже 2%, когда ни один из этих факторов не оказывает достаточное влияние, представляется загадочным», - сказала она, - «Я не буду утверждать, что комитет четко понимает, каковы причины этого».

Выступая в ноябре, Йеллен сообщила аудитории в Нью-Йоркском университете: «Каждый год инфляция была ниже, чем мы хотели, но это было неудивительно. В этом году это удивительно».

Для некоторых инвесторов и торговцев облигациями отсутствие инфляции означает, что ФРС вполне может слишком ужесточить политику.

Одной из наиболее успешных сделок с облигациями является игра на кривой сглаживания доходности, в результате которой цены на долгосрочные облигации более привлекательны, чем на краткосрочные.

Европейский Центральный банк

Как долго Европейский центральный банк будет придерживаться своей программы покупки активов в несколько триллионов евро?

Это был один из самых больших вопросов в первом полугодии для инвесторов, поскольку сильный рост еврозоны и ослабление политического риска вызвали спекуляции на тему того, что центральный банк может сократить свою программу.

В июне центральные банки собрались в Синтре в Португалии и согласились, что эпоха количественного смягчения может подойти к концу. Это событие инвесторы быстро окрестили «пактом Синтры».

Вклад президента ЕЦБ Марио Драги в это событие оказался одним из самых значительных.

«Все признаки теперь указывают на усиление и расширение восстановления в зоне евро», - сказал он, - «Дефляционные силы заменены реляционными».

Хотя Драги сделал при этом много предостережений, общий тон был понятен. Евро поднялся, доходность облигаций выросла.

Банк Англии

После жарких заявлений Драги в Синтре последовали комментарии от Марка Карни, управляющего Банка Англии. В июне Комитет по денежно-кредитной политике Банка Англии разделился в мнениях о том, следует ли повысить ставки или оставить их без изменений в соотношении пять голосов к трем.

Мистер Карни был на стороне последних. Это было «еще не время» для повышения ставок, объяснил он через неделю, указав на беспокойство по поводу низкого уровня потребительских расходов и инвестиций в бизнес.

Но через несколько дней он сделал противоположный ход.

«Некоторое сдерживание денежного стимулирования, вероятно, станет необходимым», - сказал он на встрече в Португалии.

Фунт вырос в начале встречи, кульминацией же стал рост фунта в ноябре, впервые за десятилетие.

Банк Канады

Если кто из центральных банкиров и говорил об ужесточении политики перед «пактом Синтры», то это был Стивен Полоц. За две недели до встречи в Синтре управляющий Банка Канады дал интервью, в котором говорилось об экономическом восстановлении страны, которое было вызвано более низкими ценами на нефть.

«Это говорит нам о том, что сокращение процентных ставок, которое мы предприняли в 2015 году, в значительной степени выполнило свою работу», - сказал он.

Аналитики и инвесторы отметили, что его заместитель, Каролин Уилкинс, накануне указала на то, что улучшение рынка труда и сильный спрос в тех регионах, которые зависят от энергии, помогает ускорить рост.

Это двойное сообщение от высокопоставленных чиновников центрального банка вызвало сильный рост канадского доллара и привело к повышению доходности 10-летней доходности. Полоц также повторил свое заявление в Синтре. Это было сделано с расчетом на второе повышение ставок за три месяца.

Банк Японии

В то время как другие центральные банки смещали политику в направлении отстранения от экстренных мер, Банк Японии провел 2017 год придерживаясь политики контроля кривой доходности.

Однако инвесторы посчитали, что обнаружили изменение тона в ноябре, когда управляющий Банка Харухико Курода сослался на «ставку разворота», академическую теорию, которая предполагает, что низкие процентные ставки могут привести к ухудшению экономики, сделав деятельность банков невыгодной.

Управляющий Банка Японии упомянул об этом не один, а два раза - сначала в речи в Цюрихе, а затем через две недели в японском парламенте, где сказал:

«Это теория, которая помогает нам понять соответствующую форму кривой доходности».

Рынок отреагировал, подтолкнув иену к верхнему пределу ее диапазона 2017 года. Это потребовало разъяснений от Харухико Курода: политика Банка, по его словам, не изменилась.

Другие новости по этой теме:
Цены на нефть, вероятно, не достигнут уровня в $100 за баррель, наблюдаемого в 2014 году. Стоимость нефти марки Brent в 2018 году составит в среднем $58 за баррель.
Цены на нефть будут расти в 2018 году, но это может быть нестабильный рост
Биткойн - это чистый пузырь, актив без внутренней ценности - его цена упадет до нуля, если доверие исчезнет.
Ажиотаж вокруг биткойн игнорирует фундаментальные основы инвестиций в финансовые активы.
Есть множество причин быть осторожным в отношении биткойна
Фонд суверенного богатства Саудовской Аравии инвестирует 20 млрд. долларов в инфраструктурный фонд, управляемый Blackstone.
Индустрия прямого инвестирования легко привлекает деньги, но инвестиции обходятся слишком дорого.
Свободные деньги увеличивают риски прямых инвестиций
Орган надзора за рынками ЕС (ESMA) наказывает рейтинговое агентство за «небрежные» нарушения правил.
Moody's оштрафован на 1,24 млн. евро за недостаточную прозрачность рейтингов
Привлечение прямых инвестиций в Европе достигло 8-летнего максимума
Новый отчёт показывает большой объём прямых инвестиций, вливающихся в индустрию потребительских товаров и технологий.
Привлечение прямых инвестиций в Европе достигло 8-летнего максимума
Правительства и бизнес не обладают достаточной информацией, чтобы понять, как выглядит будущий рынок труда.
Четвертая индустриальная революция: как автоматизация влияет на бизнес и рынок труда