воскресенье, 15 января 2017

Помощь наоборот: как бедные страны обогащают богатые страны

Новое исследование показывает, что развивающиеся страны направляют триллионы долларов на запад, а не наоборот. Почему?

Доклад о глобальных денежных потоках показал, что торговля с использованием поддельных документов и налоговых убежищ означает, что в современной экономике дающие больше похожи на берущих.

История отношений между богатыми и бедными странами гласит, что богатые страны ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития) щедро отдают свои богатства бедным странам глобального юга, чтобы помочь им ликвидировать нищету и подтолкнуть их вверх по лестнице развития.

Да, во время колониализма западные державы, обогащались путем выделения ресурсов и рабского труда в своих колониях - но всё это в прошлом. В наши дни, они дают более $ 125 млрд. (£ 102 млрд.) в качестве помощи каждый год - весомые доказательства их доброжелательной деловой репутации.

Доклад о глобальных денежных потоках показал, что недобросовестная торговля и налоговые убежища делают дающих больше похожими на берущих. Доклад о глобальных денежных потоках показал, что недобросовестная торговля и налоговые убежища делают дающих больше похожими на берущих.

Эта история настолько широко распространяется отраслью экономической помощи и правительствами богатых стран мира, что мы стали воспринимать это как должное. Но всё не так просто, как кажется.

Американская некоммерческая организация  Global Financial Integrity (GFI) и Центр прикладных исследований Норвежской школы экономики (Norwegian School of Economics) недавно опубликовали некоторые интересные данные.

Они подвели итоги всех финансовых ресурсов, которые перемещаются между богатыми и бедными странами каждый год: не только помощи, иностранных инвестиций и торговых потоков, но и нефинансовые переводов, таких как списание задолженности, безвозмездные трансферты, денежные переводы рабочих и незарегистрированное бегство капитала. Это, вероятно, наиболее комплексная оценка передачи ресурсов из когда-либо предпринятых.

Они обнаружили, что поток денег из богатых стран в бедные страны, меркнет по сравнению с потоком, который работает в обратном направлении.

В 2012 году развивающиеся страны получили в общей сложности $ 1.3 трлн., включая финансовую помощь, инвестиции и доходы из-за рубежа. Но в том же году около $ 3.3 трлн. вытекло из них. Другими словами, развивающиеся страны направили на $ 2 трлн. больше в остальные части мира, чем они получили.

Если мы посмотрим на все годы, начиная с 1980 года, эти чистые оттоки складываются в сногсшибательную сумму, которая в общей сложности составляет $ 16.3 трлн. - вот сколько денег утекло из глобального юга на протяжении последних нескольких десятилетий. Чтобы осмыслить масштаб этого процесса, достаточно взглянуть на ВВП Соединенных Штатов, который составляет примерно $ 16.3 трлн.

Это означает, что текущее экономическое развитие идёт в обратном направлении. Экономическая помощь также эффективно движется в обратном направлении. Богатые страны не развивают бедные страны; бедные страны развивают богатые государства.

Из чего состоят эти большие оттоки дежных средств?

Некоторые из них - погашение задолженности. Развивающиеся страны раскошелились на более чем $ 4.2 трлн. одних только процентных платежей с 1980 года - прямых переводов денежных средств в крупные банки Нью-Йорка и Лондона. Этот масштаб затмевает всю финансовую помощь, которую они получили за тот же период.

Другим большим вкладом в отток денег является доход, который иностранцы получают от своих инвестиций в развивающихся странах, чтобы затем репатриировать его обратно домой. Подумайте, например, обо всех прибылях, которые ВР извлекает из запасов нефти в Нигерии или о прибылях, которые англо-американские компании извлекают из золотых рудников в Южной Африке.

Но на сегодняшний день самая большая часть оттоков связана с неучтённым - и, как правило, незаконным - бегством капитала. GFI рассчитала, что развивающиеся страны потеряли в общей сложности $ 13.4 трлн. через неучтенный отток капитала с 1980 года.

Большинство из этих неучтенных оттоков проходят через систему международной торговли. В основном, корпорации - зарубежные и отечественные, сообщают о ложных ценах на своих торговых счетах, чтобы выкачать деньги из развивающихся стран непосредственно в налоговые гавани и секретные юрисдикции, практика, известная как "trade misinvoicing".

Обычно цель состоит в том, чтобы уклониться от уплаты налогов, но иногда эта практика используется для отмывания денег или с целью обойти контроль над движением капитала. В 2012 году развивающиеся страны потеряли $ 700 млрд. за счёт недобросовестной торговли, который опережала поступления финансовой помощи в том же году в пять раз.

Мультинациональные корпорации также воруют деньги из развивающихся стран через подделку счетов-фактур - "same-invoice faking", - незаконно переводя прибыль между своими дочерними компаниями.

Например, филиал в Нигерии может уклоняться от местных налогов путем перевода денег своей дочерней компании в Британских Виргинских островах, где налоговая ставка фактически равна нулю и где украденные средства не могут быть прослежены.

GFI не включает "same-invoice faking" в свои расчёты, потому что эту финансовую махинацию очень трудно обнаружить, но они считают, что она составляет примерно $ 700 млрд. в год. И эти цифры охватывают только воровство через торговлю товарами. Если мы добавим кражу через продажу услугами, то общий отток капитала за вычетом ресурсов составит около $ 3 трлн. в год.

Это в 24 раза больше, чем бюджет помощи. Другими словами, за каждый $ 1 помощи, который получают развивающиеся страны, они теряют $ 24  чистого оттока капитала. Эти финансовые оттоки из развивающихся стран является важным источником доходов и финансирования, который необходим этим странам для развития.

В докладе GFI сделан вывод о том, что всё возрастающий чистый отток капитала привёл к снижению темпов экономического роста в развивающихся странах, и стал непосредственной причиной падения уровня жизни.

Кто виноват в этой катастрофе?

Так как незаконный отток капитала является только частью большой проблемы, это хорошая отправная точка для анализа. Компании, чьи обороты находятся на торговых счетах развивающихся стран, явно виноваты. Но почему им так легко выводить оттуда свои доходы?

В прошлом таможенники могли приостановить сделки, которые выглядели подозрительно, что делало обман практически невозможным.

Но Всемирная торговая организация утверждала, что это делало торговлю неэффективной, и с 1994 года таможенники были обязаны принимать сопроводительные документы в ценах по номинальной стоимости, за исключением очень подозрительных обстоятельств. Это значительно затруднило для них противодействие незаконным оттокам.

Тем не менее, незаконный отток капитала не был бы возможным без налоговых убежищ. А когда дело доходит до налоговых убежищ, виновников не трудно определить: их насчитывается более 60 в мире, и подавляющее большинство из них находятся под контролем горстки западных стран.

Есть европейские налоговые убежища, такие как Люксембург и Бельгия, а также налоговые убежища в США, такие как Делавэр и Манхэттен. Но на сегодняшний день самая большая сеть налоговых убежищ сосредоточена вокруг города Лондона, который контролирует секретные юрисдикции Британской Короны и её заморских территорий.

Другими словами, некоторые из стран, которые так любят рекламировать свои взносы иностранной помощи являются теми же странами, которые позволяют осуществлять массовую кражу из развивающихся стран.

Рассуждения о финансовой помощи начинают казаться немного наивными, если принять во внимание эти обратные финансовые потоки. Становится ясно, что практической помощи оказывается мало, но эта помощь позволяет замаскировать неравномерное распределение ресурсов по всему миру.

Благодаря финансовой помощи берущие выглядят дарителями, что даёт им своего рода моральное превосходство. Те же, кто действительно заботится о глобальной бедности, ограждены от понимания того, как действительно работает финансовая система.

Бедные страны не нуждаются в благотворительности. Им нужна справедливость. И справедливости не трудно достичь:

  • Западные страны могли бы списать лишние долги бедных стран, позволив потратить свои деньги на развитие, а не выплату процентов по старым кредитам.
  • Они могли бы закрыть секретные юрисдикции, и оштрафовать банкиров и бухгалтеров, которые облегчают незаконные оттоки.
  • Они также могли бы ввести глобальный минимальный налог на прибыль корпораций, чтобы устранить стимулы для этих корпораций тайно переместить свои деньги по всему миру.

Мы знаем, как решить эту проблему. Эти решения будут работать против интересов мощных банков и корпораций, которые извлекают значительную материальную выгоду из существующей системы. Вопрос заключается в том, хватит ли у нас мужества?

Другие новости по этой теме:
Марк и Чан Цукерберги.
Все чаще и чаще сверхбогатые руководители корпораций заявляют о своем желании отдать часть своего состояния - часто, чтобы помочь исправить проблемы, вызванные деятельностью их компаний. СМИ обычно называют их «филантропами», но не является ли «филантропия» обычным корпоративным лицемерием?
Филантрокапитализм или на что миллиардеры жертвуют свои миллиарды?
Выйдет ли Италия из еврозоны?
Если Италия выйдет из еврозоны и подвергнется дефолту, ущерб будет колоссальным. Тем не менее, эта перспектива вполне реальна.
Выйдет ли Италия из еврозоны?
GDPR: Как Европа становится мировым жандармом личных данных
Правила ЕС в отношении конфиденциальности данных когда-то высмеивались как ограничительные, но после скандала с Facebook чиновники в Брюсселе надеются, что они смогут прижать высокие технологии к ногтю.
GDPR: Как Европа становится мировым жандармом личных данных
Карикатура 1901 года, изображающая финансиста Дж. П. Моргана, пускающего пузыри.
Финансовая индустрия появилась как ответ на потребности клиентов, но постепенно превратилась в замкнутую систему, обслуживающую в основном саму себя.
Как финансовая индустрия потеряла свою цель
Сделки M&A увеличились до $1,2 трлн. благодаря налоговой реформе США и ускорению экономического роста в Европе.
Объем сделок слияний и поглощений достиг рекордного уровня в 1 квартале 2018 года
Цены на нефть, вероятно, не достигнут уровня в $100 за баррель, наблюдаемого в 2014 году. Стоимость нефти марки Brent в 2018 году составит в среднем $58 за баррель.
Цены на нефть будут расти в 2018 году, но это может быть нестабильный рост
В 2017 году центральные банкиры в основном сосредоточились на отступлении от количественного смягчения
Как инвесторы отреагировали на выступления руководителей центробанков - Драги, Йеллен и Чжоу.
Как центральные банки повлияли на финансовые рынки в 2017 году
Биткойн - это чистый пузырь, актив без внутренней ценности - его цена упадет до нуля, если доверие исчезнет.
Ажиотаж вокруг биткойн игнорирует фундаментальные основы инвестиций в финансовые активы.
Есть множество причин быть осторожным в отношении биткойна
Фонд суверенного богатства Саудовской Аравии инвестирует 20 млрд. долларов в инфраструктурный фонд, управляемый Blackstone.
Индустрия прямого инвестирования легко привлекает деньги, но инвестиции обходятся слишком дорого.
Свободные деньги увеличивают риски прямых инвестиций
Орган надзора за рынками ЕС (ESMA) наказывает рейтинговое агентство за «небрежные» нарушения правил.
Moody's оштрафован на 1,24 млн. евро за недостаточную прозрачность рейтингов
Привлечение прямых инвестиций в Европе достигло 8-летнего максимума
Новый отчёт показывает большой объём прямых инвестиций, вливающихся в индустрию потребительских товаров и технологий.
Привлечение прямых инвестиций в Европе достигло 8-летнего максимума
Правительства и бизнес не обладают достаточной информацией, чтобы понять, как выглядит будущий рынок труда.
Четвертая индустриальная революция: как автоматизация влияет на бизнес и рынок труда
Автоматизированное производство на заводе Jaguar Land Rover в Солихалле, Англия.
Исследование IPPR призывает финансировать миллиарды в переподготовку кадров в гостиничных, розничных, транспортных и производственных секторах.
Роботы заменят каждое 3-е рабочее место в Великобритании в течение следующих 20 лет
Сланцевые нефтяные вышки в Мидленде, штат Техас
Соглашение картеля, выработанное в Вене, существенно поднимает нижний порог цен на нефть, но Саудовской Аравии не удалось полностью уничтожить сланцевую промышленность США.
У ОПЕК по-прежнему нет полного контроля над ценами на нефть