Расширение масштабов деятельности компаний, осуществляющих прямые инвестиции

Какой из аспектов ведения дел в компании, осуществляющей прямые инвестиции, является наиболее трудным? Мы выделяем управление ее ростом и решение связанных с ним проблем.

На первый взгляд, наше утверждение может показаться странным - разве рост большинства фирм не обусловлен высокими результатами деятельности? Разве в прошедшее десятилетие мы не были свидетелями быстрой экспансии многих из наиболее известных групп?

Рассмотрим несколько примеров:

  • В 2001-2007 гг. годовые темпы роста активов, находившихся под управлением Blackstone Group, включая фонды прямых инвестиций, инвестиций в недвижимость и хедж-фонды, составили 41%. Объем активов увеличился за это время с 14 млрд. долларов до 88 млрд.
  • В 2009 г., когда завершилось десятилетие быстрого роста отрасли, под управлением Carlyle Group находилось 84,5 млрд. долларов, размещенных в 64 фондах. В офисах группы, разбросанных по 20 странам мира, работали не менее 500 профессионалов.
  • Быстрая экспансия происходила даже в секторе венчурного капитала. Например, основными источниками роста фирмы Sequoia Capital из Кремниевой долины были поглощения и органическая экспансия. Фирма открыла свои офисы в Израиле, Китае и Индии.

Кому-то может показаться странным, что данный процесс рассматривается не как повод для праздника, а как источник трудностей. В конце концов, успехи фонда открывают возможность привлечения дополнительных денежных средств.

Но мы отнюдь не отрицаем взаимосвязи между прошлыми достижениями и ростом, а лишь указываем на то, что второй является источником существенно важных проблем, с которыми сталкиваются группы прямых инвестиций. Рост с необходимостью изменяет эти группы в самых разных отношениях.

Например, он может потребовать, чтобы группы прямых инвестиций отказались от некоторого вида успешных для них сделок в пользу другой сферы деятельности, для которой они обладают недостаточным опытом, что может привести к изменению методов отбора и денежного вознаграждения профессионалов в области инвестиций.

Ранее мы описывали интенсивные личные взаимодействия, происходящих в фирмах, осуществляющих прямые инвестиции, при оценке, приеме на работу и обучении профессионалов в сфере инвестиций, а также в процессе принятия инвестиционных решений. Позволяет ли наличие способности к привлечению большего количеств денег предположить, что команда будет с тем же мастерством управлять ими?

Обоснованность этого предостережения может быть проиллюстрирована на примерах множества когда-то гремевших на весь мир, но давно позабытых групп прямых инвестиций. Они были подвержены самым разным «болезням», но во многих случаях основной причиной их уязвимости стало стремление к росту.

Рассмотрим, к примеру, историю Exxel Group (со штаб-квартирой в Буэнос-Айресе).

Фирма была основана в 1991 г. ветераном Citibank Хуаном Наварро, возглавлявшим деятельность банка по обмену проблемных аргентинских долгов на акционерный капитал и дальнейшую максимизацию его стоимости. Первый созданный Наварро фонд привлек 47 млн долларов.

Основным источником средств были опытные инвесторы. Деньги фонда были направлены на небольшие по объему кредитные выкупы - 22 млн. долларов ушло на консолидацию акций фирм по производству чистящих средств, а покупка пакета акций компании по производству бумажных изделий обошлась в 15 млн.

В общем, фонд сосредоточился на небольших сделках. В 1995 г. Exxel закрыла свой второй фонд на 150 млн. долларов и продолжила заключать сделки по ранее опробованной модели.

Однако через довольно короткое время фирма энергично взялась за более крупные по объему сделки, включая приобретение за 136 млн долларов компании Argencard и розничной сети Norte Supermarkets за 440 млн. Для финансирования этих сделок Exxel использовала три метода.

Во-первых, она создавала специальные целевые фонды, капитал которых использовался при осуществлении конкретных сделок; во-вторых, она все чаще привлекала средства в более крупные фонды (наиболее известным из них был закрытый в 1998 г. Exxel Capital Partners V, объем средств которого составил 867 млн долларов); наконец, она обращалась к заимствованиям у банков и на рынках облигаций.

Если говорить только об акционерном капитале, за четыре с половиной года, предшествовавших 2000 г., Exxel создала семь партнерств. Последние привлекли в специальные и традиционные фонды ценные бумаги на сумму свыше 2 млрд. долларов.

С высоты прошедших лет мы видим, что время для этого «разгула» в области привлечения средств было выбрано неподходящее. В начале 2000-х гг. в Аргентине начался экономический катаклизм: резкий экономический коллапс, сопровождавшийся болезненной девальвацией национальной валюты и гиперинфляцией.

На грани банкротства оказались лучшие в стране фирмы; что уж говорить о компаниях, приобретенных недавно в результате сделок с высокой долей заемных средств. Тем более что стремление Exxel к росту во многих отношениях усугубило трудности, с которыми столкнулись ее портфельные компании.

Одной из таких проблем стала необходимость финансирования сделок с номинированной в долларах США задолженностью, что означало взрывной рост сумм, уплачиваемых компаниями, произошедший в результате девальвации песо. Кроме того, размер и сложность портфеля Exxel превосходили способности менеджеров фонда к его формированию.

Наконец, существовала весьма высокая вероятность, что в своем стремлении к новым сделкам инвесторы Exxel могли значительно переплатить за многие из портфельных компаний.

Никто не знает, какими были бы результаты Exxel, если бы группа росла не столь быстро, но трудно избавиться от ощущения, что она добилась бы более высокой доходности на вложенные средства, чем 45,4%, о которых сообщила информационно-аналитическая компания Ргеqin 30 сентября 2010 г. в своем отчете об Exxel Capital Partners V.

Далее мы изучаем сложные проблемы, связанные с управлением ростом фондов прямых инвестиций, используя два разных подхода.

Во-первых, мы рассмотрим количественные данные. Мы представим ключевые факты относительно изменения результатов фондов прямых инвестиций с течением времени и воздействия, которое может оказывать на них рост.

Мы с самого начала обращаем внимание на то обстоятельство, что результаты деятельности разных фондов значительно отличаются друг от друга.

При этом разброс показателей является куда более сильным, чем тот, который демонстрируют менеджеры других финансовых активов. Далее мы показываем, что эти различия не являются случайными. Давно присутствующие в отрасли группы не только получают более высокие доходы, но и демонстрируют их большую устойчивость; те же самые группы добиваются повышения результатов «от фонда к фонду».

Мы рассматриваем не только светлую, но и темную стороны успеха: создание существенно более крупного по объему привлеченных средств фонда сопровождается снижением доходности инвестиций.

Отсюда мы переходим к объяснению причин того, почему рост может отрицательно повлиять на доходность прямых инвестиций, и изучению возможного воздействия выбора относительно персонала и поля деятельности фирмы на ее результаты.

Далее мы рассматриваем данные, полученные благодаря очень подробным интервью, а также конкретные примеры из деятельности групп прямых инвестиций, и выделяем три главных урока.

Во-первых, следствием роста могут быть вполне ощутимое напряжение. Резкое увеличение размеров фонда или расширение диапазона предложения способно привести к росту внутренней напряженности даже в группах с длительной историей сотрудничества.

Во-вторых, единственно верного подхода к институционализации и расширению масштабов деятельности не существует. Группы, успешно определявшие направления этого процесса, выбирали самые разные маршруты, хотя и здесь нам удалось выделить некоторые общие для них элементы.

И наконец, несмотря на естественные тревоги участников партнерств, процессом институционализации и роста можно управлять так, чтобы он приносил выгоды всем сторонам.

Текущие новости:
IASB долгое время работал над новым стандартом IFRS для финансовых инструментов (МСФО 9), но, похоже, различия в этой области между US GAAP и IFRS только увеличились.
Основные различия между IFRS 9 и американским аналогом GAAP
Модный блогер Эмма Хилл в куртке Boohoo.
Женский бренд модной одежды PrettyLittleThing увеличил продажи на 191%. Boohoo продолжает вытеснять традиционных ритейлеров с хайстрит.
Модная сеть Boohoo удвоила продажи в праздничный период
Растущая инфляция, падение уровня жизни и доходов вызывают растущую тревогу в обществе, согласно данным опроса.
Инфляция в Великобритании: четверо из пяти работников опасаются падения уровня жизни
Знак ограничения скорости 80 км/ч на дороге в Гите, восточная Франция.
Сокращение скорости на двухполосных магистралях с 90 км/ч до 80 км/ч вызвано 3500 смертельными исходам на дорогах в 2016 году.
Франция вводит ограничение скорости на дорогах после тревожного повышения смертности
Центр управления Норад (гора Шайенн) около Колорадо-Спрингс.
Новая ядерная программа более агрессивна, чем в эпоху Обамы. Критики связывают разработку нового оружия с «опасной идеологией холодной войны».
США ослабляет ограничения на ядерное оружие и начинает разработку более «практичных» боеголовок
Регулятор City запретил Нилу Данцигеру заниматься любой регулируемой финансовой деятельностью.
Бывший трейдер RBS оштрафован на 250 000 фунтов за манипуляции со ставкой Libor
Парламентарии утверждают, что большинство попыток были непреднамеренными.
Официальные данные показывают 160 запросов в день с компьютеров, используемых депутатами, коллегами и сотрудниками в период с июня по октябрь 2017 года.
Британский парламент сообщает о 24000 попытках доступа к порносайтам после всеобщих выборов
Общественные деятели утверждают, что KPMG не должна участвовать в расследовании пожара Гренфелл-Тауер из-за конфликта интересов.
KPMG отказалась от участия в расследовании пожара Grenfell Tower